© 2015 - 2018 КС
Яндекс.Метрика

SURVEYING COMPANY
Был ли расстрел мирных жителей в Таблово? Воспоминания очевидцев
История о найденных в районе деревни Таблово Рузского района сотнях останков мирных жителей времен Великой Отечественной войны давно не сходит со страниц прессы и популярных интернет-порталов.

Чтобы узнать подробности происшествия давно минувших дней у старожилов 10 ноября группа экспертов и журналистов посетила этот населенный пункт. Целью визита стало выяснение у местных жителей, переживших фашистскую оккупацию, а также у их близких родственников, обстоятельства пребывания немцев и их союзников на этой территории. Вначале был посещен памятник на могиле пяти жителей Таблово, которые были расстреляны фашистами в октябре 1941 года, после подрыва немецкого автомобиля с грузом боеприпасов. При этом был убит часовой, нацисты заранее сообщили местному населению, что за гибель одного их солдата будут казнены пятеро местных жителей, это и было сделано оккупантами…

Далее состоялась беседа с несколькими жителями деревни, которые находились здесь во время оккупации, или же знакомы с историческими фактами со слов близких родственников. И вот о чем поведали гостям дружелюбные и гостеприимные пенсионеры.

Ольга Андреевна Скулганова (1929 года рождения) - Мой муж Виктор Михайлович был из местных жителей, но умер в 1984 году. Он воевал, был в блокадном Ленинграде, трижды проходил по Ладожскому озеру, был ранен, лежал в госпитале, потом в 44-м году его комиссовали и направили комендантом в Ригу, после войны работал в райкоме комсомола. Он и его мать мне рассказывали, что здесь, в Таблово, возле дороги был сарай, а рядом с ним стояла немецкая машина, которую взорвали партизаны, убив часового. В соседнем с моим домом был штаб, их начальство сказало деду, чтобы он собрал мужиков из деревни, и тот нашел пятерых… Потом их расстреляли в присутствии всех жителей деревни. Могли бы и мужа моего расстрелять, но у его сестры была маленькая девочка, которую он нянчил, поэтому его и не взяли.
Дедушка Зинаиды Алексеевны шел в землянку и его ранил в зад немец, подумав, что это партизан, на третий день дед умер. Но никаких зверств и массовых расстрелов здесь не было. Когда нас освободили от немцев, которые были здесь примерно два с половиной месяца, на соседнем поле собирали погибших в боях с обеих сторон. Хоронили советских бойцов в 150-ти метрах от дороги, позже их перенесли в братскую могилу к памятнику в Волково. А то, что говорят о сотнях убитых местных жителей - это неправда, ведь даже самые бесчеловечные фашисты не стали бы снимать одежу со всех, включая малых детей.

Зинаида Алексеевна Шахова (1935 года рождения) - Немцы расстреляли всего 5 человек, они лежат в могилке рядом с лесом. В доме моих родителей фашисты организовали кухню, они очень боялись партизан. Рядом с речушкой, которая сейчас вся заросла, стояла немецкая машина, груженная снарядами, охранял ее один человек. Когда оккупанты обосновались в деревне, то сразу предупредили, что за одного убитого их сослуживца убьют пятерых русских. Партизаны подобрались с леса и взорвали эту машину, а охранника убили. В соседнем доме жил дед Тимофей, в колхозе он был кузнецом, его после этого случая послали собрать пятерых русских и привести в штаб. Мы находились в маленьком домике на краю - это все местные жители, стояли, как селедки в бочке, взрослых мужчин не было, все были на войне. Ребят повели на бугорок к лесу и все услышали пулеметную очередь, Сереже Евдокимову было всего 17 лет... Потом этого деда Тимофея таскали и в Рузу, и в Можайск, и в Москву по милициям, обвиняя в том, что он был немецким старостой, но в итоге его оправдали и отпустили.
У нас в деревне сгорело 5 домов, мы жили в сарае, обуть и надеть было нечего, а на улице - минус 25 градусов. Были все время голодные, но Господь смилостивился над нами, и мы остались живы. В Таблово зверств не было, по рассказам знакомых все это происходило в районе Колюбакино и Опальщино.
Мой дедушка Василий успел порезать и закопать всю скотину и спрятать ее в окопе, но немцы все равно нашли тайник. Както он пошел туда, и немец, подумав, что это идет партизан, выстрелил в него.
Нас - малышей, меня и младшего брата Толика, даже подкармливал один финн конфетами монпансье. Потом он же спас брата от немца, который испугавшись детского плача, хотел застрелить Толика. К тому же на то время в нашей деревне жило около 40 человек, а не столько, сколько пишут в газетах. А солдат собирали после войны на поле. Немцев захоронили в лесу рядом с Васильевским (но там уже «поработали» черные копатели около 8 лет назад - комментирует сын Зинаиды Алексеевны), русских - недалеко от дороги.

Александра Яковлевна Дмитриева (1931 года рождения) - Когда я прочитала в газете эту заметку, сразу позвонила в редакцию «Красного знамени» Ирине Евгеньевне Кулаковой, и попросила ее рассказать, кто это обнаружил и раскапывал. Но она промолчала, сказав, что согласна со мной, так как документами и обстоятельствами в редакции не владеют, а эту статью перепечатали из другой газеты. От Рузы до Таблово всего 4 километра, неужели нельзя было проверить информацию, ведь вы же журналисты?! Позже вышло опровержение, в котором говорилось, что это не мирное население, расстрелянное фашистами, а жертвы сталинских репрессий похоронены… Ну что ж вы городите, у вас совесть есть? Пусть эти люди привезут мне документы, я хочу посетить это место и поклониться. Но сначала давайте разберемся, как могли в Таблово свезти столько людей, а из нашей деревни никого не взять? У нас расстреляли 5 человек, они похоронены здесь неподалеку. Еще Прохора немцы с собой забрали в сторону Папино, он так и не вернулся. Других зверств не было.
Моя сестра как-то раз у фашистов украла сахар, и ее заметил офицер. Отец подумал, что расстреляют всю семью, но немец всего лишь заставил ее постирать рубашку, сестра заодно и всю одежду накрахмалила. А когда немцы отступали и забирали наши вещи, мать не хотела отдавать деревянную месилку для теста, несколько раз стаскивая ее с телеги. Финский офицер хотел ее припугнуть, что застрелит за это, но умерла она от порока сердца, после приставленного к затылку пистолета.
Когда фашистов выгнали из деревни, взрослые уносили мертвых бойцов, немцев около 60 закопали где-то в лесу, наших похоронили рядом с дорогой, а позже перенесли в Волково.


Главное, что можно почерпнуть из услышанных воспоминаний - никто из этих женщин ничего не слышал про «450 невинных жертв от рук фашистов» в деревне Таблово. Более того, все интервьюируемые очень хотят встретиться лично с теми, кто это все придумал. Конечно, мы помним знаменитые слова «Никто не забыт! Ничего не забыто!». Страшные преступления фашистов на советской земле расследовались ещё в годы Великой Отечественной войны органами НКВД и командованием частей Красной Армии, освобождавших города и деревни от оккупантов. Допустить, что все они "не заметили" факт "убийства 450 человек" вблизи деревни Таблово невозможно. К тому же, если бы это было правдой, массовые аресты фашистами мирных граждан в нескольких населённых пунктах нельзя было скрыть от людей, включая родственников погибших, их соседей и знакомых. Поэтому, можно сделать однозначный вывод: произошла трагическая ошибка. И это в лучшем случае.

Воспоминания очевидцев. Был ли расстрел мирных жителей в Таблово? (Продолжение)

История о найденных в районе деревни Таблово Рузского района сотнях останков мирных жителей времен Великой Отечественной войны давно не сходит со страниц прессы и популярных интернет-порталов. Продолжаем публиковать воспоминания коренных жителей.

Зинаида Алексеевна Юркевич (Петрова) (1939 года рождения) - Чушь это все, не было такого! И старинного кладбища в этом месте никогда не было. Такое количество тел могло появиться только после переноса кладбищ при затоплении водохранилища в 60-х годах. Тогда мне было 2 года, я ничего не помню, но когда стала постарше родственники и соседи рассказывали о тех событиях. У нас был дом слева на въезде в Таблово, во время войны его заняли немцы и устроили там штаб. Моя сестра (Нина Алексеевна, 28 года рождения) говорила о том, что тогда мы жили в погребе, отца уже забрали в армию. Както ночью она вышла за сарай, и увидела человека в белом халате. Это был разведчик, он попросил не бояться, и предупредил о готовящемся на рассвете бое, чтобы мирные жители не выходили на улицу. Во время освобождения деревни наш дом сожгли. Но никаких зверств в Таблово не было, во время оккупации умерла моя младшая семья, похоронить ее смогли уже после ухода немцев. Мой дядя Виктор Михайлович Скулганов (1924 года рождения) меня нянчил, а когда зашел немецкий офицер его забирать не стали, мне же дали шоколадку (об этом случае рассказывала Ольга Андреевна - Примечание авторов).

Независимая общественная организация Рузского района «Консультативный Совет»

На фото Алексей Андреевич Петров, отец Зинаиды Алексеевны. Родился 30 мая 1908 года. Защищал Ленинград, освобождал от блокады, был тяжело ранен. Награжден боевыми медалями «За Отвагу», «За Боевые заслуги», «За Оборону Ленинграда». При освобождении Выборга убил трех финнов.