© 2015 - 2018 КС
Яндекс.Метрика

SURVEYING COMPANY
Памяти ушедшего Льва...
Мы с ним встретились лет так пятнадцать назад. Моя старая привычка сказалась: в незнакомом городке, чтобы лучше его узнать, желательно посещать Храм, осмотреть Кладбище, внимательно изучать местную прессу и не забыть зайти в Музей. Этот последний оказался размещён в подвалах Покровской Церкви, где когда-то был Морг. Там я и увидел впервые Льва Сергеевича Соколова, директора Краеведческого музея...
Спустя время, уже в его доме на Дмитровской улице, я случайно произнёс пару немецких фраз, а он мне тут же ответил, причём без ошибок. Мы встречались очень часто, обычно у него и по праздникам, накрывали там с женой "поляну", а потом начинался долгий разговор... Каждый раз я узнавал от него что-то новое, важное и интересное. Широта его информированности всегда поражала, о чём бы мы не говорили. О местах расположения курганов древних славян, русском средневековье, вторжении Наполеона или фашистской оккупации 1941 года.
Он был истинным патриотом России, но всегда чётко отделял "немцев" от "нацистов". Шестилетний мальчуган смог запомнить, как его семья смогла пережить голод в первую военную зиму. Этот его рассказ, как и многие другие, записан у меня на аудио и видеокассетах.
А дело было так...Когда Руза была оккупирована, в их доме разместились пятеро немецких солдат-связистов. Мальчика они звали "Лёве" , а он на всю жизнь запомнил их имена. Солдаты иногда "организовывали" что-нибудь вкусное, особенно после уборки в соседнем доме, где квартировались "господа-офицеры". Январским вечером, перед тем как навсегда покинуть Рузу, парни умело стащили с продуктового склада Вермахта много чего съедобного, включая и бочонок с салом. Побросали всё это в снег возле дома, а затем расстреляли из автоматов. Мама Лёвы, знавшая немецкий, их спросила: "Зачем вы это сделали!?". Связисты засмеялись, а один из них ответил так:"Матка! Тут везде надписи- собственность Вермахта. Если их обнаружит полиция, или гестаповцы, вас всех они убьют. А теперь это - "продукты не пригодные для еды".
Лев Сергеевич в разговорах часто возвращался к этой истории, мы оба знали, что были и другие немцы: убийцы, насильники и каратели. Но старик иногда просил меня поискать тех пятерых связистов, что было абсолютно не реально по ряду причин.
И тогда, в один прекрасный день, я зашёл к нему в гости вместе со своим другом Петером Линдау, бывшим офицером ННА ГДР, а теперь вторым человеком в Управлении "Восточная Европа" Народного Союза Германии. Лев Сергеевич и Петер, заговорив на немецком, тут же забыли про меня и Андрея Короткова, тогдашнего Главу Рузы. А потом Лев Сергеевич стал быстро слепнуть, он перестал быть директором музея, началось одиночество...
И тут мне надо, абсолютно честно, вспомнить поимённо тех людей, которые ему помогали. Не все они были моими друзьями, но в некрологах врать нельзя. Итак, перечислю некоторых из них. Валерий Евмененко, долгие годы работавший вместе с Львом Сергеевичем. Именно благодаря покойному, ему удалось создать хороший Музей милиции-полиции. Олег Якунин, оперативно принявший волевое и правильное решение о переводе музея из церковного подвала в здании на Площади Партизан. Уже упоминавшийся выше Андрей Коротков, всегда интересовавшийся жизнью слепого старика. Владимир Доброскоченко, вице-адмирал, лично занимавшийся вопросами установки в доме Соколова Л.С. городского телефона, ремонта комнат и многим другим ещё. Всё это г-ну Адмиралу удалось сделать, опираясь на помощь ещё одного морского офицера- Владимира Баранича, помогавшего Льву Сергеевичу при его жизни и на проводах его в Мир Иной 5 марта с.г.
Прощание с Почётным гражданином Рузского района было проведено очень достойно, тут надо отдать должное Главе Администрации нашего района Максиму Тарханову, как мне говорили, он на совещании сказал примерно так:"Вы мне доложили, что не найдены пока родственники покойного...Ну, что же...Теперь мы все его родственники!".
Разумеется, я тут не всех вспомнил: пусть на меня не обижаются женщины из районной библиотеки, сотрудницы Краеведческого музея, журналисты и многие другие жители Рузского Края, знавшие и любившие Льва Сергеевича. Покойному не хватило около двух недель до его 80летия...Я сам был его крестником, при его участии стал православным. Как могли, мы с женой старались скрашивать его одиночество. А когда его двоюродный племянник избил слепого старика, мы на неделю перевезли Льва Сергеевича к себе домой. Он был моим самым близким другом в этих местах, и я его никогда не забуду. Как и те, надеюсь, сотни мальчишек, которым он прививал любовь к их малой Родине, воспитывал в них патриотизм, учил их основам археологии и краеведения.
Мне кажется, что таких людей осталось мало не только в нашем районе, но и в Подмосковье вообще. Уверен, было бы правильно, если память о нём будет увековечена тут. Почему бы, например, не присвоить имя Льва Сергеевича Соколова одной из новых улиц в Рузе, или сделать подобное при переименованиях. Не сомневаюсь, Консультативный Совет может выступить с таким предложением в адрес городских и районных властей.

Андреев А.И. Отв.секретарь "К.С."

******************************************
Возносим почести надгробные,
Стараясь с шиком схоронить…
А вы живых любить способны ли?
Им помогая лучше жить

Он был один - слепой и старый,
Но больше слепы были вы
И быт, бездушный и усталый,
Как окружение из тьмы

Беречь живых и близких надо,
Народ услышать и любить
Понять, простить того, кто рядом
Иначе для чего же жить…

Источник